ufahistory: (Default)

Из личного дневника одного уфимского юноши, который служил в Бирской земской Управе, потом служил в армии Колчака, дальнейшая судьба неизвестна
Слева Приходы, справа Расходы.
Февраль 1917 года.
Приход.
-Проданы две старыя керосинки. 6 рублей 30 коп
-Получено из кассы земской управы за работу, исполненную дома 13 рублей 77 копеек
-Получено жалование из земской управы 81 рубль 21 копейка
Итого 101 рубль 27 коп.
Расход
----------21 рубль 30 копеек (наверно погулял))
-Пломбирование зубов и удаление зубного камня 44 рубля
- Квартира и стол 25 рублей
----------2 рубля 97 копеек
Итого 74 рубля 27 копеек.
101.27 минус 74.27=27 рублей превышение над расходами
ufahistory: (Default)
Свице Я.С.
Ергин М.Ю.

В январе 1957 г. настоятелем был назначен священник Иоанн Григорьевич Шапошников, до этого состоявший в Бирске священником второго штата30.
До августа 1859 г. настоятелем являлся священник Лука Петрович Попов, с апреля 1958 г. бывший священником второго штата. В ноябре 1956 г. о. Лука имевший тогда сан диакона служил Уфимской Скорбященской церкви31.
В августе 1959 г. настоятелем Бирской Михаило-Архангельской церкви был назначен протоиерей Владимир Петрович Нитовский32.
По крайней мере в 1946-47 гг. вторым священником в Бирской Михаило-Архангельской церкви служил Василий Васильевич Бежалов. В октябре 1946 г. он был пострижен в монашество под именем Савватий. В 1952-57 гг. иеромонах Саватий Бежалов служил в селе Аскине33.
В июле 1947 г. вместо перемещаемого иеромонаха Савватия вторым священником к бирской Михаило-Архангельской церкви был назначен Андрей Иванович Бреев, до этого служивший настоятелем  церкви с. Сорвихи Бирского района. По сведениям из послужного списка,  родился он в 1874 г., окончил Уфимское мужское духовное училище, и затем служил псаломщиком в различных приходах епархии. В 1914 г. рукоположен в сан диакона, в 1919 г. во священника. В 1930-33 гг. находился в ссылке в Сибири, выйдя на свободу служил в Уфимской епархии до 1937 года. В 1938-40 гг. работал сторожем в Уфе, затем в 1941-43 гг. сторожем в Бирске. О том, что о. Андрей во время войны тайно совершал требы в городе, было сказано выше. В июне 1951 г. в связи с преклонным возрастом он был уволен за штат34. Жил с семьей в Бирске на покое, умер в 1960 г., похоронен на старом  городском кладбище.
В декабре 1949 г., на второе священническое место в Бирск был назначен перемещенный из с. Нордовки о. Кондрат Данилович Похитун.  Служивший священником в Уфимской епархии еще в  1920 – е годы, в июле 1930 г. он был  осужден по ст.58-2, к лишению свободы на 10 лет35 В бирской Михаило-Архангельской церкви о. Кондрат служил по крайней мере до 1951 г. В 1957 он был священником в селе Байках Караидельского района36.
В 1852 г. вторым священником состоял о. Лаврентий Кондратьевич Егармин. В 1953-57 гг. он являлся настоятелем цекви в селе Мана-Гора Улу-Телякского района37.
В 1853-56 гг. вторым священником в Бирске служил о. Иоанн Петрович Архангельский. В октябре 1956 г. он был перемещен вторым священником к Никольскому молитвенному дому на ст. Раевке, а в ноябре этого же года уволен за штат, с правом перехода в другую епархию38.
В ноябре 1956 г. вторым священником в Бирск был назначен о. Стефан Андреевич Прокофьев. В 1958 он служил настоятелем в Михаило-Архангельском молитвенном доме г. Давлеканово39.
В 1957-58 гг. вторым священником в Бирской Михаило-Архангельской церкви был иеромонах Илия (Николай Иванович Бобровников)40.
В июле 1959 вторым священником в Бирск был назначен о. Игорь Петрович Марков, в 1958 г. состоявший священником Николо-Татианинского храма в г. Стерлитамаке41.
В августе 1945 г. диаконом в приход был определен Даниил Прокофьевич Нефёдов. Происходил он из крестьян Пензенской губернии, где в 1921 г. был рукоположен в сан диакона. В 1931-32 гг. служил в соборе г. Мелекеса, затем в 1933 г. в Бирской Михаило-Архангельской церкви, в этом же году оставил службу, затем жил и работал в Бирске42. Какое время о. Даниил Нефедов прослужил в Бирске точно не известно. В 1952-53 гг. он состоял диаконом в г. Мелеузе и  Уфимской Крестовоздвиженской церкви, в 1955 уже в сане священника был настоятелем церкви села Костеева Бакалинского района43.
      В 1951 г. диаконом в Бирске был Гергий Константинович Перлов44.
      В апреле 1953 г. диаконом Бирской Михаило-Архангельской церкви состоял Василий Стефанович Гундяев45 – дед Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Василий Гундяев, родившийся в 1879 г., до революции работал машинистом-механиком в железнодорожном депо г. Лукоянова Нижегородской губернии. Глубоко религиозный человек и церковный активист в 1920-е гг. он был арестован и провел лагерях почти три десятилетия. После выхода на свободу, будучи уже достаточно пожилым человеком Василий Гундяев принял сан диакона, затем священника, и около десяти лет прослужил в Уфимской епархии46. По всей видимости, служение о. Василия в епархии началось именно в Бирске. В 1954-55 г. он был священником в  селе Ломовке Белорецкого района, затем в 1955 – 1959 гг. в с. Троицком (Курт) Архангельского района,  и в 1959 – 1962 гг. в селе Усы-Степановке Благовещенского района47. В 1962 г после закрытия властями церкви в Усе-Степановке был вынужден уехать к родным в Ленинград.
В 1960-х годах в стране началась новая волна борьбы с религией. В этот период были закрыты многие церкви и приходы, с большим трудом восстановленные верующими в 1940-е годы. Закрытия Бирского Михаило-Архангельского храма удалось избежать, и до 1990-х эта церковь оставалась почти единственным  действующим православным храмом на территории к северу от Уфы. Что, несомненно, создавало особую духовную атмосферу в Бирске - тихом, уютном, сохранившем обаяние купеческо-ремесленной старины городке.
      В начале 1990-х Уфимской епархии были возвращены здания Бирского Свято-Троицкого собора и Трехсвятительской Инородческой церкви.

Список использованной литературы.


  1. Я.С. Свице. Православное духовенство города Бирска в 1920-30 гг. Священник Алексей Григорьевич Блинов / Вестник БСПА. Выпуск 9. Бирск, 2008. С. 104.

  2. Поспеловский Д.В. Православная церковь в XX веке. М.: Издательство “Республика”, 1995. С. 195.

  3. Архив Совета по делам религий при правительстве Республики Башкортостан. Регистрационное дело Михаило-Архангельской церкви в г. Бирске (далее Регистрац. дело Михаило-Архангельской церкви). Л. 49.

  4. Там же. Л. 48.

5.   Протоиерей Костенко Тихон Савельевич, проживший в Бирске по ул. Коммунистической, № 64, в августе 1945 г. епископом Иоанном был назначен священником второго штата к открытой к этому времени Михаило-Архангельской церкви.  На уведомлении об этом, направленном уполномоченному совета по делам РПЦ по БАССР Козлову Н.Я., последний поставил резолюцию “Служба Костенко не состоялась, выбыл, регистрация не состоялась” [Регистрац. дело Михаило-Архангельской церкви. Л. 65]. Никифор Антонович Брагин в 1950-х гг. служил священником в с. Силантьеве Бирского района [Регистрац. дело Михаило-Архангельской церкви. Л. 111].

  1. Регистрац. дело Михаило-Архангельской церкви. Л. 52.

  2. Там же. ЛЛ. 1-44.

  3. Там же. ЛЛ. 55.

  4. Там же. ЛЛ. 58.

  5. Нац. архив Республики Татарстан. Ф. 4. Оп. 166. Д. 5. Л. 569 об.

11.    Уфимские епархиальные ведомости (УЕВ). 1906. № 14-15. С. 898; Центральный исторический архив Республики Башкортостан (ЦИА РБ). Ф. И-294. Оп. 6. Д. 63. Л. 45.
12.    УЕВ. 1900.  №  18. С. 606.
13.    УЕВ. 1905.  №  6. С. 373; 1909. №  22. С. 1084.
14.    УЕВ. 1913.  №  18. С. 41.
15.    Протоиерей Владислав Цыпин. Русская церковь (1917-1925). Издание Сретенского монастыря, 1996. С. 158.
16.    Книга памяти жертв политических репрессий Республики Башкортостан. Т. 6. Уфа, Китап, 2008. С. 244.
17.    Регистрац. дело Михаило-Архангельской церкви. Л. 194.
18.    Там же. Л. 59-63.
19.    Там же. Л. 64.
20.    Там же. Л. 120.
21.    Там же. Л. 121.
22.    Там же. Л. 149.
23.    ЦИА РБ. Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 1. Л.Л. 70, 187, 236; Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 3. Л. 122.
24.    ЦИА РБ. Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 3. ЛЛ. 217, 248.
25.    Архив Бирского отдела ЗАГСа.
26.    Регистрац. дело Михаило-Архангельской церкви. Л. 154.
27.    УЕВ. 1917. № 11. С. 272.
28.               Воспоминания дочери - Новакович Ольги Михайловны (1923 г.р.);  ЦИА РБ. Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 52 об.; Д. 2. Л. 197; Д. 3. Л. Л. 52, 78.
29.    Журнал Московской патриархии. 1977. № 3. С. 22.
30.    ЦИА РБ.Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 3. Л. 58.
31.    ЦИА РБ.Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 3. Л.Л. 236, 260, 58; ЦИА РБ.Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 251.
32.    ЦИА РБ.Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 3. Л. 254.
33.    Регистрац. дело Михаило-Архангельской церкви. Л. 66; ЦИА РБ.Ф. Р-4731.Оп. 1. Д. 2. Л. 274;Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 51 об.
34.    Регистрац. дело Михаило-Архангельской церкви. ЛЛ. 70, 80, 118.
35.    Книга памяти жертв политических репрессий Республики Башкортостан. Т. 4. Уфа, 2003. С. 254.
36.    Регистрац. дело Михаило-Архангельской церкви. Л.Л. 93, 110; ЦИА РБ.Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 51.
37.    Регистрац. дело Михаило-Архангельской церкви. ЛЛ. 150-152; ЦИА РБ. Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 1. ЛЛ. 23, 52.
38.    ЦИА РБ. Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 1. Л.Л. 191, 249, 250, 257.
39.    ЦИА РБ. Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 253; ЦИА РБ. Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 3. Л. 119.
40.    ЦИА РБ. Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 3. ЛЛ. 55, 65;
41.    ЦИА РБ. Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 3. Л.Л. 119, 246.
42.    Регистрац. дело Михаило-Архангельской церкви. Л.Л. 67-69
43.    ЦИА РБ. Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 1. Л.Л. 126, 128, 189.   
44.    ЦИА РБ. Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 231. 
45.    ЦИА РБ. Ф. Р-4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 49. 
46.    ichalki-blagovest.ru
ufahistory: (Default)
Свице Я.С.
Ергин М.Ю.

В “Регистрационном деле Михайло-Архангельской церкви в г. Бирске” находится протокол  первого собрания верующих, состоявшегося 29 июля 1945 г. Это было большим событием для города. По закону 1929 г.  религиозным объединениям запрещалось устраивать любые  собрания даже в стенах храма. Это было первое публичное собрание верующих в Бирске по крайней мере с конца 20-х годов. Стиль подлинника сохранен.


Протокол
общего церковно-приходского собрания Михаило-Архангельской церкви г. Бирска
по вопросам следующим:
1.   Избрание членов церковного совета, именуемой двадцатки.
2.   Выбор и назначение из двадцатки пред. церк. совета, церк. старосты и кандидата к нему. Членов рев-комисии в кол. трех человек.
3.   О ремонте церкви и изыскание на то средств путем доброхотных даяний.
4.   Текущие вопросы,  церковного характера и др.

На собрание явилось более 500 человек верующих. Выбор президиума состоялся общим открытым голосованием.
Пред. собрания избран гр. Кузьма-демьянов [так в документе, авт.] Иван Павл.
Члены: Уньжин В.И. и Костина Евг. Петр.
Секретарь собрания Фарченко Ал. Ал.
Собрание происходило в присутствии представителя секретаря исполкома гр. Коробейникова.

      После открытия собрания предоставлено слово свящ. Желвицкому. Священник Желвицкий в предварительном слове, выявил верующим общего собрания свои полномочия, вступая в свои священнические права за чтением врученных ему документов, как от духовной власти, а так же и от советской власти. Чем собрание осталось очень довольное. Затем собранию верующих было предложено пред началом пропеть молитву “Царю небесный”. После произнесенной молитвы, призывая верующих к полному порядку, соблюдая тишину, дабы выбор членов двадцатки и из нея членов церк. сов. был не ошибочен, а вполне доверчивым, т.к. капитальный ремонт церкви всецело ложится  на заботы и ответственность верующих. Ремонт храма потребует много средств. Изыскание средств не должно быть принудительным, а только лишь доброхотным даянием, применяя здесь подписные листы и частный сбор. Нужно приложить все силы и энергию сознавая то, что вся жизнь верующих должна протекать с сознанием евангельских слов “Друг друга тяготы носите и т.д.”. Все единогласно заявили: “Поможем, поможем, кто чем может. Доверяем о. Гавриилу вести благословением Господним начинающее дело во славу Господа и на радость верующим”.  Предложение принято единогласно.
      По 2-му вопросу об избрании двадцатки, слово было предоставлено с разрешения предс. так же о. Желвицкому. Трогательным словом, обращая внимание верующих к означенному вопросу и призывая, он заявил, что выбор двадцатки и назначение ея есть сила церковная, на каковую всецело должны надеяться верующие, потому, что двадцатка и выбор из нея членов церковного совета, есть едино сердце, един дух, надежда и чистая совесть, и по этому каждый избранный член должен помнить, кто храм Божий растлит, того и Бог растлит.
      После сказанных прочувственных слов, не имея со стороны собрания никаких прений приступили к выбору. Выбор двадцатки прошел общим открытым голосованием, единогласно и единодушно. Список двадцатки и избрание таковых прилагается  к общему списку верующих. Для выбора из нея пред. церк. сов. и членов, слово было предоставлено пред. президиума тов. Кузьме-демьянову, каковой в своих кратких словах высказал собранию, что председателем церковного совета согласно соборного изложения должен быть настоятель нашего храма о. Желвицкий. Слово принято, и выбор прошел единогласно поднятием рук. Церковным старостой избран Мурашкинцев Димитрий Ильич. Избрание Мурашкинцева  как бывшего церковного старосты при церкви с. Печёнкино Бирского района при служении священника Желвицкого было  особо отмечено, как ревнителя и деятеля к церкви Божией, много поработавшего с чистым сердцем не за страх, а за совесть. Выбор Мурашкинцева прошел единогласно поднятием рук общего собрания. Заместитель  к нему так же прошел общим открытым голосованием и избран тов. Карипанов Вас. Алекс. Пред. рев-ком. Избран гр. Кузьма-демьянов И. Пав. Членами избраны тов. Унжин В. Ив. и Кулыгина Евг. Павл. Состав церковного совета и состав рев. комис. прошел с полным доверием, общим голосованием, поднятием рук. Предложение пред. тов. Кузьмы-демьянова принято единогласно.  После избрания членов слово было предоставлено священнику Желвицкому. Выступая перед собранием, о. Желвицкий  благословил состав собрания за оказанную честь избрания председателем и полного доверия вести дело церковное по истинному пути, среди бушующих волн вести корабль к тихой пристани. Он выразил полное доверие сов. власти и духовенству вообще, т.к. духовенство во главе нашего Московского патриарха Алексия вполне заслужило доверия, помощью фронту в борьбе за свободу родной земли против фашизма, сбором денежных средств. Помимо вещей собрано более 200-хсот мил. руб. На каковыя средства была сооружена танковая часть имени Дим. Донского. Танковая часть шла вперед и с нею наша  доблестная Красная армия, уничтожая поработителя - кровожадный фашизм. День за днем, наша непобедимая Красная армия под руководством умных, испытанных в боях руководителей, вонзила в сердце врага и добила его в собственной берлоге. Наша духовная власть помогала и будет помогать своим патриотизмом для сбора пожертвований в пользу детей фронтовиков и их семейств, погибших на поле брани. Собранная сумма выражается в миллионных цифрах, за что наш маршал  тов. Сталин выражает нам благодарность.
      Последний выступил со словом помощи храму тов. Унжин. Он призывал верующих усилить пожертвование на ремонт храма и добавил: если вы принесете в храм пожертвований хоть по крошке воска, то у нас в целом уже буде цифра. Этим указывал на труд пчелки. Общий   голос: “Поможем!”. Выступление церк. старосты выражаемой в благодарности доверия к нему сказал: “Я положу все силы в помощь ремонта святому делу и прошу  не оставить меня одиноким, т.к. в правде есть сила, а в силе правда”. После продолжительных выступлений слово было предоставлено священнику Желвицкому.
      Священник Желвицкий благодарил собрание за полную тишину и единодушие и добавил, что крест Христов будет скоро сиять на храме святого Архистратига Михаила, а так же благодарил представителя  Коробейникова за его оказанное внимание собранию. Для порядка местная милиция выставила дежурство, каковой выражена была благодарность.
      После всего о. Желвицкий призывал присутствующих к единому сердцу Бога славить пением молитвы “Достойно есть”, и собрание было окончено. Собрание происходило 29-го июля 1945 г.18
      На собрании была избрана так называемая “двадцатка”. Согласно законодательству 1918 г.,  все церковные организации считались нелегальными, властями признавались только группы из 20 мирян, снимавшие у властей церковные помещения. В 1930-е гг. духовенство, как лишенное гражданских прав, не имело права входить в них.  В 1945 г. священник Гавриил Желвицкий уже был в составе двадцатки и был избран председателем церковного совета. В двадцатки, как правило, входили наиболее активные прихожане.

Список верующих
Общего церк. приходского  собрания Михаило-Архангельской церкви
г. Бирска. Выбор и назначение в церковную общину, именуемую двадцаткой.
Назначение из нее членов церк. совета и членов рев. Комиссии19.

ФИО Год
рождения
Род занятий Суди-мость Назначение членов в церковный совет
Костина Екат. Петр. 1870 б/работ. нет
Карепанов Вас. Алек. 1895 райпромхозлессоюз ст. 93 зам. церк. старосты
Уньжин Василий Ив. 1885 арт. объединение нет член. рев. комиссии
Мурашкинцев Дим. Иль. 1880 арт. “Трудовой  путь” нет церков. староста
Посоженников Пот. Гр. 1880 б/работ. ст. 107
Кулыгина Евг. Павл. 1905 б/работ. нет член. рев. комиссии
Красильников Гер. Сем. 1867 б/работ. ст. 63
Позолотин Мих. Вас. 1884 б/работ. нет
Завражников А.В. 1891 б/работ. нет
Узлов Алекс. Павл. 1885 б/работ. нет
Вечтомов А.А. 1897 б/работ. нет
Горожанин Вас. Сем. 1871 б/работ. нет
Казакова Анаст. Вас. 1874 б/работ. нет
Соломинова Ф.П. 1884 б/работ. нет
Валежанин И. Вас. 1882 б/работ. ст. 195
Девяткин К.И. 1884 хлеб. комб нет
Кузьмадемьянов Ив. Пав. 1878 б/работ. ст. 195 пред. ревкомис.
Решетников Ф.И. 1883 б/работ. нет
Рубцов А.И. 1902 профтехшкола нет
Желвицкий Гавр. Вас. 1884 священник ст. 58 предс. церк.совета

      В августе 1945 г. в отчете  уполномоченному Н.Я. Козлову священник Гавриил Желвицкоий сообщал, что “19 августа  при громадном стечении верующих после литургии кресты на церкви подняты, капитальный ремонт  церкви идет удовлетворительно. Не в далеком будущем будет освящение храма”. В  1945 г. при церкви была сооружена маленькая  колокольня  “на 4-х столбах деревянная, крыта и обшита фанерой”.
Вскоре после открытия храма власти дали разрешение на назначение второго священника и диакона.
Настоятелем бирской Михаило-Архангельской церкви священник Гавриил Желвицкий прослужил шесть лет.  В апреле 1951 г. указом епископа Арсения  о. Гавриил был пермещен на должность настоятеля Никольской церкви села Ивановки (Курзюм) Кармаскалинского района20. В послевоенные годы под давлением властей и уполномоченных Совета по делам РПЦ, клириков очень часто переводили из прихода в приход, не давая им долго служить на одном месте. 
На первых порах верующие Бирска, направляя просьбы епископу Арсению и даже патриарху Алексию, пытались добиться отмены перевода о. Гавриила. В апреле же 1951 г. во изменение указа, по усиленной просьбе прихожан о. Гавриил Желвицкий был оставлен в должности священника второго штата. Нового настоятеля митрофорного протоиерея - Владимира Алексеевича Костина, до этого служившего настоятелем Троицкой церкви в г. Калинине (Твери)21, верующие встретили не очень приветливо, а позже вступили с ним в открытый конфликт.    В  октябре 1951 г., согласно его прошению, о. Владимир был освобожден от должности с зачислением временно за штат, о. Гавриил Желвицкий так же  был освобожден от должности второго священника и   переведен из Бирска22.
В 1952-59 гг. священник Гавриил Васильевич Желвицкий был настоятелем Казанско-Богородского молитвенного дома села Красноусольска, в 1956 г. имел сан протоиерея23. В июне 1959 г. он был перемещен настоятелем Бирской Михаило-Архангельской церкви, а в июле этого же года уволен за штат24. По воспоминаниям бирских старожилов жил в Бирске на покое, пользовался большим уважением горожан. Скончался о. Гавриил 7 мая 1971 г. в возрасте 89 лет25 и был похоронен на старом городском кладбище на Галкиной горе.  
В ноябре 1951 г. настоятелем Михаило-Архангельской церкви был назначен о. Михаил Еварестов26,  прослуживший  в Бирске до января 1957 года.
Михаил Александрович Еварестов (1897-1975), был сыном священника Уфимской епархии Александра Васильевича Еварестова – родного брата протоиерея Уфимского кафедрального собора, расстрелянного большевиками в 1919 г., Евграфа Еварестова. Михаил Еварестов в 1917 г. окончил II класс Уфимской духовной семинарии27   В 1922 г. рукоположен в сан священника к церкви с. Голодаево (Петропавлово),  где прослужил до 1928 г. Затем до 1941 г.  работал в г. Уфе в различных светских учреждениях.  В 1941 г. призван на фронт, в 1942 г. был тяжело ранен, после госпиталя призван в Трудовую армию в г. Куйбышев.  Вернувшись в войны с 1945 г. служил священником на ст. Раевке, с 1951 г.  в  Бирске, затем Янауле. В 1958 г. в сане протоиерея являлся четвертым священником в Уфимской Скорбященской церкви. В 1970-х годах был настоятелем Уфимской Сергиевской церкви.28 В апреле 1975 г. протоиерей Михаил Еварестов - ключарь Уфимского Сергиевского собора был награжден митрой29.
По документам находящимся в “Регистрационном деле Михайло-Архангельской церкви в г. Бирске”, а так же разрозненным документам, сохранившимся в фонде Уполномоченного Совета по делам РПЦ при СМ БАССР (Ф. 4731) в Центральном историческом архиве РБ (ЦИА РБ) приведены некоторые сведения о настоятелях, священниках второго штата и диаконах, служивших в Бирской Михаило-Архангельской церкви в 1940-50-х гг. Так как в указанных архивных делах, явно отложилась не вся делопроизводственная и иная документация, в некоторых случаях не удалось установить точные годы службы некоторых клириков. Как уже было сказано выше, в эти годы переводили духовенство из прихода в приход очень часто.
Продолжение

http://votjak.livejournal.com/178274.html
ufahistory: (Default)
Свице Я.С.
Ергин М.Ю.

Первый настоятель открытого в 1945 году Бирского Михаило-Архангельского храма – о. Гавриил Васильевич Желвицкий (1882-1971) родился в 1882 г. в селе Мысовые Челны Мензелинского уезда Уфимской губернии. Его отец Василий Дмитриевич Желвицкий (1847-1906) был дьяконом Ильинской церкви этого села10. В последующем он, уже в сане священника служил в нескольких приходах Уфимской епархии, в последние годы жизни в селе Казанцеве Бирского уезда11 (ныне Вострецово). Желвицкие – были священнической семьей, многие представители которой на протяжении нескольких поколений служили в Уфимской епархии. Гавриил Васильевич Желвицкий в 1892-94 гг. обучался в Уфимском мужском духовном училище, но полного курса не окончил. В 1900 г. после окончания учебы в псаломщицком классе этого училища был определен исполняющим должность псаломщика к Христорождественской церкви Усть-Катавского завода12. После службы псаломщиком в различных приходах (в том числе в 1905-1909 гг. в селе Печёнкине Бирского уезда)13, в 1911 г. был рукоположен в сан диакона, а в 1913 г. в сан священника и определен в с. Верхне-Кандауровку Стерлитамакского уезда14.
В начале 1920-х годов Гавриил Желвицкий служил священником в селе Печёнкине бывшего Бирского уезда. В это время на европейскую территорию России, разоренную гражданской войной, обрушилось новое бедствие – разразилась жестокая засуха. В 34-х губерниях царил голод. К маю 1922 г. голодало уже около 20-ти миллионов человек, около миллиона из них скончались. В газетах появились сообщения о случаях людоедства и трупоедства15. В августе 2005 г. нами были записаны воспоминания жительницы Бирска Варвары Владимировны Белобородовой (1907 г.р.), происходившей из деревни Елгашево, расположенной недалеко от бывшего приходского села Маядыка и села Печёнкина. “…Лебедной год был 22-ой, лебеда родилась, отец Гавриил в Печёнкино служил еще. С весны 22-го жар был, и ничего не взошло. И вот из Бирска с горы принесена была икона Спасителя из Собора. Шесть человек икону несли. Был печёновский собор, базановский собор и наш маядыкский на росстанях среди полей [на перекрестке дорог собрались на молебен жители этих сел, авт.]. Служили три священника базановский священник - ученый был мариец, не знаю его, наш батюшка Владимир Владимирович Борецкий и отец Гавриил Желвицкий из Печёнкина. Как будто бы он, Гавриил Желвицкий хлопотал, чтобы икону Спасителя внести в эти поля. А когда молились… у нас мама умерла в 1918 году, девочка осталась, я была ее крестной, она звала меня лёленькой, она была со мной, там пошел дождь, а деть ее некуда. Она говорит: “Куда мы теперь денемся?”. Никуда не делся весь народ. В этот дождь стоял, а дождь лил, и лил, и лил, и лил, даже по дороге силен ключ пошел. Когда служили, я не буду врать, чистая земля чернела, а прошел этот дождь, все поля закрылись лебедой. До кушнаренковских полей, за Качубашем, там барская земля была в Клещёво – вот вся была лебеда. Четыре района, все поля покрылись лебедой. Такая лебеда выросла, она вся одиночка и до самой земли у нее были кисточки. И все люди на этой лебеде прожили и скотина на этой траве прожила. Отец Гавриил в приходе печёнкинском долго служил. Я почему его хорошо помню, когда еще мама была жива, это было перед войной перед германской, мне было лет 7-8, ходили с сестрой, с девчонками туда в Печёнкино воду глядеть. Это было преполовение Пасхальное, на четвертой неделе после Пасхи. Там заливаются луга все, а мы глядим ходим воду. Такой красивый был батюшка, молодой. Он не один служил был дьякон и псаломщик. Я отца Гавриила помню, из-за чего как звали. Мы играли с подружкой, а он к ним приходил. Когда Кузьминки, Пасха и Рождество, он ходил по деревням с иконой, с крестом, к нам приходил в деревню ночевать, у моей подружки, у них отдыхал. Я поэтому хорошо его запомнила. Такой был предсказательный и улыбистый. Отца Гавриила взяли из Печёнкино в тюрьму. Забрали его - колхоз уже был. Колхоз начался в 31-м. Папаша свёз всё, и семена свёз весной. Мы зашли с мужем, женились и зашли. А потом у нас родилась девочка, Люба, 1 апреля 1939 года. Он ее крестил на дому в деревне, в Елгашево. Он был уже не в Печёнкине, а откуда-то приходил. Нам тут один дяденька пришел, моему мужу сказал: “У вас робёночек есть, вот в этот дом придет печёновский батюшка, и будет детей крестить”. Вот её в этом доме крестили. Крестили их девять человек. Как крестили? Посудка у него была – эмалированный таз хозяйский. Маленьких макал, а больших мочил над тазиком. Арестовывали его 4 года. Не скажу в каком году”.
Священник о. Гавриил Желвицкий, настоятель Христорождественской церкви с. Печенкина был арестован в июле 1929 года и приговорен к лишению свободы на 3 года16. В 1944 о. Гавриил был назначен священником в село Байки, а в июне 1945 г. в город Бирск.
В “Регистрационном деле Михайло-Архангельской церкви в г. Бирске” сохранилось собственноручное письмо Гавриила Желвицкого епископу уфимскому Арсению, написанное в 1951 г., где отец Гавриил описал свое назначение в Бирск и то, в каком полуразрушенном состоянии находился храм.
“В 1944 г. архиепископом Стефаном Уфимским, я был назначен организовать и открыть приход с. Байки Караидельского района, архиепископ Стефан благословил меня на трудный подвиг и добавил: “Я тебя благословляю и на тебя надеюсь”. Получив надлежащие документы, я приехал на место назначения. Быстро открыл приход и с помощию Божия временно устроил молитвенный дом с алтарем. На радость православия его освятил, открыл церковную службу, где служба продолжается до сего дня. В 1945 г. 2-го июля получаю вызов от архиепископа Иоанна Уфимского явиться в Уфу. Являюсь. архиепископ Иоанн мне говорит: “Назначаю тебя в г. Бирск на открытие прихода и устройство полуразрушенного храма”. Заручившись благословением: “Иди устраивай, на тебя надеюсь” - слова архиепископа Иоанна… Придя в храм, посмотрел и что же? К моему удивлению вижу: рамы все поломаны, стекла как в куполе, а так же в церкви повыбитые, стены в двух местах выломаны, дверей, пола, иконостаса нет, живопись повреждена, штукатурка разрушена, словом, бывший храм был убежищем скота в ненастное время и был полный всяких нечистот. С чего начать? Собрал общее собрание, поставил покрытыя полотенцем три скамейки, принесли несколько мелкого размера икон, и я молебном открыл службу. Пришлось много подумать и поработать головой, а останавливаться нельзя. Припадая со слезами к Божией Матери и прошу ея помощи и покрова: “Матерь Божия, помоги мне и укажи, мне своим святым перстом, откуда и с чего начать это святое дело!”. В молитвах и слезах я просыпаюсь и вижу во сне: “Иди в мир”. Просыпаюсь подбодренный откровением, еду в Уфу к уполномоченному по церковным делам тов. Козлову. Обращаюсь к нему со своей глубокой просьбой о разрешении в хождении по домам по Бирскому и другим районам и иконой Божией Матери. По моей слезной просьбе уполномоченный Козлов разрешил: на Бирский, Янаульский, Калтасинский и Илишевский районы. Заручившись документом и иконой Божией Матери, именуемой Гребенской, пригласил помощницу и сборщицу с церковной кружкой на ремонт храма. Прошло много время не слыша службы, молебного пения, меня встречали везде с радостию. Образ Божией Матери деревня от деревни переносили на руках богомольцев. Я не щадил ни здоровьем ни силами, шел вперед и вперед, не обращая внимания ни на какую погоду. Дождик, снег, буря снежная, осенний дождь и грязная погода меня не держали. Я шел вперед и вперед, достигая своей цели, собирая лепту на храм Божий. Испытывали на нас нападение, покушаясь на нашу жизнь с целью грабежа, но Матерь Божия нас спасла, мы остались невредимы, кроме изорванного пальто”17.
Надо сказать, что отцу Гавриилу в это время был уже 61 год. Старожилы Бирска вспоминали, как священник Желвицкий, обвязавшись веревкой, сам красил огромный купол Михаило-Архангельской церкви. В возрождавшийся храм прихожанами закрытых и разгромленных церквей бирской округи были принесены сотни бесценных икон, спасенных ими зачастую ценою своей жизни и благополучия. Здесь нашла приют и почитаемая, чудотворная икона “Плач Божией Матери” из взорванной церкви села Гребени. Вспоминает жительница г. Бирска Нина Дмитриевна Юшина (записала И.Н. Ентальцева в 2005 г.) “У меня папа был председателем райсовета… и бабушка, что бы не подводить папу, когда мы шли в церковь, мне говорила: ”Давай-ка пойдем по Революционной”, т.е. кругом, что бы нас не увидели знакомые. Идем, и вдруг выскакивает мальчишка и дико кричит: “А Нинка с бабушкой в церковь идут!”. И бабушка чуть не встала перед ним на колени, плакала и просила этого мальчика никому не говорить. Я тогда была во 2-м или 3-м классе. Была весна, такая солнечная… Когда к нам приехал о. Гавриил Желвицкий, я видела его очень много раз. Моя тетушка жила на ул. Крупской, а он жил метрах в стах – на Чеверевской. Я постоянно ходила к тете Лизе и постоянно его видела. Очень интеллигентный человек, уважительный… Он был невысокого роста, весь собранный, лучезарный, может быть, от того, что церковь открыли… Тогда очень много икон несли в храм. Вот Яков Матвеевич Чудинов, муж тети, его мама Параскева, принесла в храм совершенно сказочную икону “Успение”, старую, великолепно украшенную, она всегда была рядом с Николаем Чудотворцем на амвоне. А теперь она в алтаре. Желвицкого очень почитали прихожане. Служба была по всем праздникам. Прихожане участвовали во всех работах по восстановлению храма”.

Продолжение:
http://votjak.livejournal.com/177961.html
ufahistory: (Default)
Свице Я.С.
Ергин М.Ю.


До 1917 года в уездном городе Бирске – экономическом, культурном и религиозном центре севера Уфимской губернии находились: Свято-Троицкий собор, три каменные церкви, Свято-Троицкий женский монастырь. В 1920-30-х годах все храмы и монастырь были закрыты. Монастырская Свято-Троицкая и тюремная церкви, а также все городские часовни полностью разрушены. Последней, летом 1937 года, была закрыта бирская  Михаило-Архангельская церковь, тогда же был арестован весь ее причт. В июле-ноябре  1937 г.  был арестован находившийся в Бирске в ссылке епископ Аверкий (Кедров); арестованы практически все находившиеся к  этому времени на свободе клирики Бирска и близлежащих сел; многие монахини закрытых Бирского Свято-Троицкого монастыря  и Георгиевского монастыря “Святые кустики”, жившие в городе или окрестных селах; церковные активисты. После непродолжительного следствия епископ Аверкий и более пятнадцати священников были приговорены к расстрелу, другие арестованные приговорены к 8 или 10 годам заключения1.
Но, не смотря на шквал репрессий, церковная жизнь в городе не угасала. Значительная часть населения, особенно женщины, были верующими. В конце 1930-х, в 1940-х годах Бирске было православное духовенство: те, кто избежали ареста или возвращавшиеся из ссылок и лагерей.  Тайно от властей, они совершали требы у верующих. По воспоминаниям жителя Бирска Иосифа Александровича Бреева (1928 г.р.) - внука священника Андрея Ивановича Бреева (1874-1960), примерно в 1940 г. его дед после ссылки и  закрытия церкви в селе, где он  служил,  вместе с большой семьей переехал на жительство в Бирск. Во время войны “потихоньку” у себя  или по домам у верующих  о. Андрей  крестил, отпевал, венчал. Уцелевшие монахини, жившие в городе, тайно сохраняли свою общину и монастырский устав.
   Во время Великой Отечественной войны в положении Православной церкви начались некоторые улучшения. Прекратилась антирелигиозная пропаганда. В 1942 г. в первый раз было разрешено в Москве совершить пасхальный крестный ход вокруг церкви (в 1929 г. был издан закон о запрещении всякой религиозной деятельности вне церковных стен). В существующих приходах начался сбор средств на оборону.  В сентябре 1943 года Сталин в Кремле встретился с митрополитами Сергием, Алексием и Николаем, вскоре состоялся собор епископов, на котором патриархом был избран митрополит Сергий. Постепенно начали восстанавливаться епархии, в них назначались архиереи. Под надзором созданного в этот период Совета по делам Русской Православной Церкви, стали выдаваться  разрешения на открытие небольшого количества храмов. Процедура открытия церквей, которую разработал Совет по делам РПЦ и принятая Совнаркомом в ноябре 1943 г. была весьма сложной. Верующие подавали ходатайство сначала в местные Советы, которые имели право  отказать в открытии церкви. Если их решение было не отрицательным, то ходатайство направлялось в Совет по делам РПЦ, который выносил предварительное решение и предоставлял в Совнарком (данной республики) на одобрение. В случае одобрения последним, Совет сообщал свое окончательное решение местному Совету. Процедура между первой подачей прошения об открытии храма и его окончательным одобрением Советом в лучшем случае   занимала в среднем 2-3 года2. Примерно столько  православные верующие  Бирска  добивались открытия  в городе храма.
Ценным источником по церковной истории города 1940-50-х гг. является “Регистрационное дело Михайло-Архангельской церкви в г. Бирске”, хранящееся в архиве Совета по делам религий при правительстве Республики Башкортостан. В нем находятся заявления, различные справки (в том числе справки о регистрации, которые выдавали уполномоченные при назначении духовенства в приход, распоряжения епископов, протоколы, заявления, послужные списки  и т.д.
Одними из первых документов в деле, являются несколько просьб и заявлений  верующих об открытии церкви в городе.  Так в декабре 1943 г. президиумом Верховного Совета БАССР председателю религиозной общины г. Бирска Брагину Никифору Антоновичу на посланное в ноябре заявление с подписями верующих, был дан отказ на основании того, что “церкви закрыты постановлением граждан в 1929 г. и решение это не может быть отменено”3.
В деле без даты есть заявление  верующих, в которой они просили   “в дни святого поста разрешить совершать богослужение в одном из церковных зданий, находящихся в Бирске, или разрешить арендовать для этой цели частный дом4. В прошении было указано, что “по сему заявлению для ходатайства являются представителями священник Костенко Т. и  диакон Брагин Н.5” В феврале 1944 г. граждане г. Бирска и дер. Пономаревки подавали уполномоченному по делам РПЦ при СНК БАССР заявления об открытии Михаило-Архангельской или Инородческой церквей6. В феврале 1945 г. бирскими верующими было подано еще одно заявление об открытии Архангельского храма, к которому был приложен список из 2520 человек с их подписями7.
Наконец в мае  1945 года власти, дают разрешение на открытие в Бирске Михаило-Архангельской церкви.  

Совет по делам
Русской Православной Церкви
При Совнаркоме Союза СССР                                   
___VI_____ 1945 г. [число неразб., авт.]
                                        
Совнарком Башкирской АССР
Уполномоченному Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР
тов. Козлову

Сообщаю, что Совет по делам Русской Православной Церкви  при СНК СССР, согласно заключению Совнаркома Башкирской АССР и заявлению верующих, постановлением от 23 мая 1945 г. разрешил открыть Архангельскую церковь в городе Бирске.
Решение совета об открытии Архангельской церкви в гор. Бирске одобрено СНК СССР.
Возвращая при этом заявление верующих, Совет предлагает Вам в 3-х-дневный срок послать распоряжение Бирскому Горисполкому о заключении договора на передачу здания церкви и культового имущества и поставить в известность заявителей-верующих.
Порядок передачи здания и культового имущества, оформление и регистрация религиозной общины и служителей культа изложены в инструкции Совета для уполномоченных от 5/II-44 г.8



30/VI-45 г.
Председателю исполкома Бирского
Горсовета тов. Белоусовой А.А.

   Настоящим сообщаю для сведения, что священником при  вновь открываемой в Бирске церкви зарегистрирован мною гр-н Желвицкий Гавриил Васильевич, каковой и имеет право совершать богослужения в означенном церковном приходе.

Уполномоченный Совета по делам
Русской Православной Церкви при
СНК СССР по  Башкирской АССР             (Козлов)9.
Продолжение

http://votjak.livejournal.com/177785.html
ufahistory: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] janinas в Бирская тюрьма. Страницы стории.
Ярошенко
Первое упоминание о тюрьме в Бирской крепости, основанной уфимскими служилыми людьми в 1667 г., относится к 1676 г. По описи составленной в этом году “В Бирском городке, на сторону рек Белой и Бири; вал, ров и частокол, дом воеводский, при доме три избы деревянные, тюрьма деревянная в клетки рубленная, башня деревянная дозорная, а в ней ворота и другая башня без ворот тоже деревянная, с набатным, колоколом, палатка каменная зелейная, пушек чугунных 12, да 18 пищалей”. В конце XVII века бирская тюрьма “деревянная в клетки рубленная” - находилась в четырёхугольных в плане срубах – клетках, клетях. По Н.И. Костомарову городская тюрьма в XVI и XVII вв. была “иногда помещаемая в деревянной избе, врытой в землю и огороженной тыном, иногда же в срубе, засыпанном совершенно землёю”. В последнем случае в земляную тюрьму глубиной до 3 аршин, узников опускали через небольшое отверстие, через него же подавали пищу, отверстие запирали дверью на замке.

    В 1838 году по отчету бирского городничего в тюрьме находилось до 300 арестантов, за год было выпущено 280, умерли 2, осуждены за убийство 14, за грабежи 4, воровство 127 человек. Так как Бирск находился на Сибирском тракте, через город проходили партии осужденных каторжников. Для их временного содержания в городе был построен каменный острог, в

   До середины XIX в. заключённые в тюрьмах Российского государства, как правило содержались в ужасных условиях. В начале XIX в. тюрьма в г. Мензелинске “была наполнена нечистотами арестантов, гады ползали по стенам и по земляному полу, а насекомые буквально облепляли их сверху и донизу”. Видимо, не лучшей была участь и бирских узников. Одной из причин этого было то, что карательная система в России не была централизована. В частности, тюрьмы финансировались из местных средств, порядок и условия содержания заключённых устанавливались местными властями и тюремным начальством. Реформирование пенитенциарной системы началось в эпоху великих реформ 1860-х годов. В 1864 г. расходы по тюремной части были отнесены на счет государственных земских повинностей, а в 1866 г. издан закон, определявший общие условия устройства и содержания арестантских домов. В 1879 г. в структуре МВД было образовано Главное тюремное управление, при нём создана Тюремная инспекция, на неё возлагались обязанности осуществления ревизий тюремных учреждений, руководство их деятельностью. Кроме улучшения условий содержания заключённых, вводятся мероприятия по их исправлению. В итоге этих преобразований, к началу XX века российская тюремная система являлась одной из самых эффективных и гуманных в мире.

    В Бирске, по крайней мере, уже в 1854 году существовало Уездное тюремное отделение. Оно состояло из председателя и нескольких членов (или деректоров), которые распределяли и контролировали средства, поступавшие на содержание мест заключения, в том числе закупали продовольствие, топливо, одежду, постельные принадлежности и прочее. Осуществляли попечение о здоровье заключённых, мерах по их исправлению, улучшению быта.

    В Адрес-календарях и Справочных книжках Уфимской губернии регулярно публиковались данные о составах Губернского и Уездных отделений. Например, в 1882-83 г. в Бирское уездное тюремное отделение входили. Председатель: уездный предводитель дворянства Фёдор Евграфович Шестаков (с 1871 г.). Директоры: протоиерей Архангельской церкви Фёдор Васильевич Циркулинский (с 1854 г.), священник Троицкого собора Нафанаил Васильевич Адамантов (с 1866 г.), бирский 2-ой гильдии купец Иван Миронович Мухачёв (с 1880 г.), бирский 2-ой гильдии купец Николай Асегкритович Галанов. В 1917 г. в Бирское уездное отделение общества попечительного о тюрьмах входили. Председатель: уездный предводитель дворянства. Директоры по занимаемым должностям - уездные члены и товарищи прокурора, окружного суда, городской судья, председатель земской управы, благочинный церквей г. Бирска, уездный исправник, уездный врач и городской голова. Директорами, высочайше утверждённые в этом звании были: купец Иван Илларионович Новиков, титулярный советник Павел Васильевич Иконников, г. Бирска ахун Мухамет Мухаметварифович Сеферов, купцы Гариф Шарифович Исхаков и Галимхан Ахуньянович Сатлыганов.

В 1865 г. в деревянном Бирском тюремном замке находилось подсудимых и пересыльных арестантов – 130 мужчин и 12 женщин (при них 2 ребёнка), по вероисповеданию: православных, католиков, мусульман и раскольников. В этот период условия содержания узников стали улучшаться, заболевших лечили при городской больнице, где существовало специальное отделение.

В конце XIX, начале XX века в тюрьме содержалось от 100 до 300 заключенных. Имевшие навыки занимались различными мастерствами - шитьем арестантской одежды и обуви, постельных принадлежностей, изготовлением почти всего необходимого для тюрьмы, а прочие посылались на городские работы - возку тяжестей, пилку дров, рытье земли, очистку городских мест, исправление водосточных уличных канав и т.д. В 1888 г. арестантами за работы было выручено 680 руб. 32½ коп., часть из этих средств выдавалась работавшим при освобождении. С 1886 г. при замке заведено огородное хозяйство, желающих заключённых обучали кузнечному, столярному и сапожному ремеслу. Арестанты лечились в отделении при Бирской земской больнице, процент заболевших в разные годы составлял 10-20 % от общего числа заключённых, процент выздоровевших - более 70%. В 1890 г. здания Бирского тюремного замка были перенесены на новое место, перестроены и значительно расширены. Тюрьма находилась на северо-восточной окраине города на ул. Миллионной (ныне Интернациональной), между ул. Кладбищенской (Лермонтова), Гребенской (2-ой Пятилетки) и Ивановской.

В 1890 г. среднем на питание одного здорового арестанта в день расходовалось 4, 32 коп., в 1900 – 7 коп., в 1915 г. – 8 коп. На вещевое довольствие в 1890 г. было израсходовано 965,87 руб. В 1893 г. на содержание и лечение больных в год потрачено 3819 р., на лечение одного арестанта 5 руб. 10 1/2 коп. В 1896 г. при Бирской тюрьме существовала столярная мастерская в которой, по заказу местного земского склада, изготовляли земледельческие орудия: веялки и разборные ульи. В 1898-1902 гг., благодаря стараниям смотрителя Е.С.Логинова производилась гнутая “венская” мебель, которая имела хороший сбыт. В июле 1902 г. на средства Бирского тюремного отделения была устроена тюремная больница. В 1905 г. по воскресным и праздничным дням устраивались чтения и беседы для арестантов, на которых присутствовало до 50 человек (60% всего населения).

0_66437_7310cafd_L

К 1907 г. здания тюрьмы пришли уже неудовлетворительное состояние, и требовали капитального ремонта или возобновления, но в октябре 1907 г. главный корпус сгорел. Часть арестантов была размещена в мастерской, остальные распределены по другим тюрьмам губернии. В 1909 г. помещения были переполнены втрое от принятой нормы. В 1912 г.   проведены значительные ремонтные работы, а в 1913 г. получено разрешение Главного тюремного управления на сооружение новой тюрьмы, причём вместо проектировавшегося каменного корпуса, решено возвести деревянный бревенчатый, но в 1915 г. строительство ещё не началось.

При тюрьме служили штатные надзиратели и надзирательницы, жалование их составляло от 180 до 360 руб. в год. Причём нанимались так же специальные надзиратели для наблюдения за арестантами, участвовавшими на внешних работах, в 1912 г. их было 6 человек. В 1905 г. в губернии был отмечен факт массового ухода со службы тюремных надзирателей по причине “ограниченностью их жалования”.

По данным из Адрес-календарей смотрителями Бирского тюремного замка были: в 1874-83 гг. канцелярский служитель Иван Яковлевич Мерзляков; в 1896 г. коллежский асессор Иван Васильевич Счепелович; в 1897-99 г. Егор Семёнович Логинов, в 1904 г. Александр Яковлевия Соколов; в 1907-08 г. Василий Георгиевич Олимпиев. В 1910-14 гг. начальником тюрьмы состоял Иван Борисович Воробьёв, в 1913-14 гг. письмоводителем конторы был Николай Павлович Каппачинский. В 1915 г. начальник тюрьмы - губернский секретарь П.А. Вольский, в 1917 г. Ефимьев, в 1915-17 гг. помощник началь-ника - Михаил Николаевич Петунин.

При Бирском тюремном замке находилась деревянная церковь во имя святого Благоверного князя Александра Невского, содержавшаяся на средства Уездного тюремного отделения и пожертвования благотворителей. Отдельного причта при нём не было, и богослужения в воскресные и праздничные дни безвозмездно совершали священники, состоявшие директорами тюремного отделения. Арестантов-мусульман посещали бирские муллы и ахуны. Духовенство Бирского собора проводило с православными заключёнными собеседования и поучения, обучало желающих знанию главных молитв. Проводились так же чтения книг религиозно-нравственного содержания. С 1885 г. при всех тюрьмах губернии были заведены библиотеки из книг духовно-нравственного и исторического содержания, с 1890 г. приобретались журналы “Русский паломник” и “Воскресенье”. В Уфе и Мензелинске заключённых обучали грамоте, в Бирской тюрьме “обучение не могло происходить по тесноте помещений”.

После перевода Бирского тюремного замка в 1890 г. на новое место, там первоначально построили часовню, которая существовала уже в 1893 г. В 1896 г. началось возведение каменного храма, в 1902 постройка его завершилась. Тюремная церковь была “чистенькая, благоукрашенная, стараниями церковного старосты”. “Для удобства молящихся имела два яруса, на верхнем располагались прихожане из города, внизу – арестанты и караульные, солдаты из команды сопровождения”. Примерно с 1914 г. в Тюремной церкви появляется штатный причт, в 1914 г. священником Тюремной церкви был Василий Николаевич Тимофеев, в 1915-17 гг. Михаил Андреевич Гуменский.

Октябрьский переворот 1917 г. на десятилетия прервал процесс преобразований в пенитенциарной системе государства, которые велись с середины XIX в. После окончания гражданской войны в 1922 г. при Наркомате внутренних дел было организовано Главное управление мест заключения. Отдел принудительных работ комиссариата юстиции Башреспублики был переименован в Главное управление местами лишения свободы НКВД БАССР, в ведении которого находился Бирский кантонный дом, в 1924 г. переименованный в Бирский исправительно-трудовой дом.

В 1924 г. был закрыт Бирский Свято-Троицкий женский монастырь. В этом же году Бирская тюрьма была переведена на территорию обители. В последствии каменная Троицкая церковь была снесена, снесены или перестроены некоторые строения, но до сегодняшнего дня сохранилась часть бывших каменных монастырских стен и двухэтажный каменный корпус, построенный в 1909 году.

Бирск Троицкий монастырьБирский Свято-Троицкий монастырь, 1910-е годы.

  В 1930-40 гг. в Бирской тюрьме находилось большое количество репрессированных, многие из которых затем были сосланы в лагеря или расстреляны.   В 1937 г. заключённых было около 2000, в одной из камер содержалось до 300 человек. По воспоминаниям схимонахини Рафаилы (Астаховой), её отец священник Михаил Черных, и его брат священник Николай Черных, расстрелянные в 1938 г., после ареста в 1937 г. находились в Бирской тюрьме. “Их уже из Бирска – в монастыре была тюрьма – увезли в Уфу, там они сколько-то побыли, и оттуда их увезли на кладбище… Мне девятнадцать лет было, хотели и меня посадить, искали, а я убежала. Пришла в Бирск, на санках привезла отцу передачку. “А его, - говорят, - в ночь угнали в Уфу”. И дядя Коля тоже должен был в Бирске в тюрьме сидеть. ”Ну, мол, отдайте это дяде Коле!” – “Нет, ему ничего не надо, не возьмём!”. Так и не взяли. Ну я оставила мешок в углу – куда хотите, туда и девайте!”.

В 1950-х годах на базе Бирской тюрьмы был создан Следственный изолятор. В настоящее время в городе Бирске находится Федеральное государственное учреждение следственный изолятор № 3/4 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Республике Башкортостан.

ufahistory: (Default)
Священник Гавриил Александрович Сперанский
Статья "Избавление Бирска от большевистской опасности" была опубликована в журнале "Уфимский церковно-народный голос" 23-25 (12 августа 1918 г.)




Только что 21 июня с.г. Бирская верующая паства с радостным молитвенным настроением духа встретила Чудотворный образ св. Николая Березовского, как неожиданно для всех в эту же ночь, последнюю для большевиков, радостное настроение жителей сменилось тревожным, беспокойным состоянием: начались всюду обыски и аресты. Арестованных в качестве заложников было до 30 человек, которых большевики отправили на баржу и поместили в трюм.
Советские комиссары со своей разбойничьей бандою, разграбив все народные деньги и ценные бумаги, хранившиеся в казначействе (около 9 миллионов рублей). Забрав хлеб, запасенный для нужд народа, мануфактуру, скот, пароходы, баржи, испортив телеграф и телефоны. Переселились сами на пароход, а 23 числа, в 7 часов вечера, уехали всей флотилией (до 8 пароходов и несколько десятков судов) вниз по р.Белой, поручив заведывание городом своему коменданту и милиции. В большевистский список - кто именно, должен быть арестован и взятыми в качестве заложников,- вошли: все городское духовенство, за исключением престарелого протоиерея Виноградова, купечество, офицеры, чиновники города и земства, числом свыше ста человек.
Тревожные ночи с 21 на 22 и 23 июня переживали с ужасом все обыватели Бирска. Город словно вымер: ни единой души. Кроме большевиков и армейцев. Не было видно на улицах. Все учреждения прекратили работы. Духовенство, купечество и все именуемые "буржуи" скрывались. Где кто мог: кто в церквах, кто в подпольях, под каретниками, в ямах. Кто за рекой Белой, убегали в деревни, скрывались в лесах и пр.
Read more... )
ufahistory: (Default)
Уфимские фамилии.....1883- 1889.
Духовенство Уфимской епархии. Перемещения.
1883 год- Малиновский Иван Васильевич, диакон, псаломщик, Нагайбак, Белеб. у., 2 Благ. окр.
1883 год- Малиновский Александр, псаломщик, Караилга, Менз. у., 2 Благ. окр.
1883 год- Малиновский Григорий Павлович, псаломщик, Уратьма, Менз. у., 3 Благ. окр.
1883 год- Малиновский Николай Павлович, диакон, псаломщик, Предтеченской монастырской, Бирск.
1889 год- Малиновский Иоанн Васильевич, священник, Новоузеево (новостроящаяся церковь), Белеб. у., 2 Благ. окр.
Материалы предоставлены [livejournal.com profile] janinas

Profile

ufahistory: (Default)
ufahistory

January 2017

S M T W T F S
1234567
8 91011121314
15161718192021
22232425 262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 06:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios